17 сентября 2021
Кишинэу
Вария

О румынском языке в превосходной степени

Loading
Вария О румынском языке в превосходной степени
О румынском языке в превосходной степени
deschide.md

В начале, говорят священные писания, было Слово ‒ велико­лепный инструмент, используе­мый Божеством, чтобы упоря­дочить хаос и построить хоро­ший мир для всего и всех.

Также Слово стало, по доброте и мудрости Небесного Отца, средством общения между теми, кто создан по образу и подобию Созда­теля, так как Он его задумал плотью и душой, материей и духом, то есть Созданием, определяемым буквой. В этом контексте можно понять большое огорчение Бога, суро­вого и величественного, из Ветхого Завета, когда, раздраженный до крайности безрассудством людей, строящих башню к самим небесам, он смешал их языки. Пост вави­лонскому миру пришлось тыся­челетиями искупать это жестокое,

но божественное наказание, созда­вая свои языки, выражающие их онтологию, но также ведя поиск того, который помог бы им отлично понять друг друга. Не будем забы­вать прекрасную утопию культур­ного человечества ‒ esperanto.

Язык ‒ это сущность народа, так как в нем сосредоточены история, природа, онтология, моральная и духовная физиогномика, одним словом, это матрица идентичности, в его буквы и звуки вмещаются музыка, свет, воздух, вода, земля, камень или песок нации. Восхва­лять родной язык это естественно, потому что через него ты почита­ешь своих родителей, которые тебя родили и воспитали, ты можешь общаться со своими сверстниками, выражать свой восторг, любуясь красотами родного края.

Восхваление румынского языка, полное превосходной степени, написанное или озвученное пусть и по случаю празднования важных событий в истории нации, может показаться, например, для жителей Запада, неуместным. То есть слож­нее найти в европейском/амери­канском медийном пространстве,

в академических или культурных кругах восхваления, посвящен­ные английскому, французскому, немецкому, испанскому языку или, более того, китайскому языку. Аргу­ментов может быть много: англий­ский ‒ это язык, на котором мил­лиарды людей общаются с помо­щью Интернета, на испанском языке говорит весь латиноамери­канский континент, а китайцев ‒ 1 миллиард и около 400 миллионов. Но ни у одного из этих языков нет отдельного праздника, а мы, в Республике Молдова, чествуем родной язык.

Разумеется, румынский язык рос и развивался, как и другие языки на земле. Он впитал в себя как простой язык, на котором гово­рят обычные люди, так и духовное наследие под названием фольклор, но также и литературный язык, раз­вивающийся благодаря избранным умам и богатым духом людям, его эмблема в мире.

История Бессарабии несет на себе следы/шрамы великих несправедливостей, которые под­вергли тяжелому испытанию этни­ческую и духовную идентичность людей, живущих между двумя реками. Так, за более чем 100 лет русской оккупации, после аннек­сии в 1812 году, на этой территории был организован процесс русификации, румыский язык не использовался практически нигде: ни в образовании, ни в администрации, ни в церкви. Как это ни парадоксально, но данный процесс денационализации, который, безу­словно, имел достаточно пагубные последствия, не состоялся в полной мере, так как большинство населе­ния было… безграмотным, что сде­лало проекты царской власти в губернии тщетными. Генетически заложенное румынское сознание, скрытое в глубинах бессарабского сообщества, прорвалось в неве­роятном стихотворении Алек­сея Матеевича «Limba noastră», а также в Акте об объединении с Родиной-Матерью 1918 года. Более 20 лет румынской идентичности были решающими для жителей этого края, сознание принадлеж­ности к румынской матрице при­обрело силу.

Затем последовал мучительно сложный исторический отрезок. Включение Бессарабии в состав огромной империи под названием СССР. Став Молдавской Советской

Социалистической Республикой, здесь начался ожесточенный про­цесс денационализации, снова рус­ский язык был повсюду: в образо­вании, администрации, церкви. Однако самой большой диверсией стало воплощение сталинской идеи о двух разных народах: румынском и молдавском и, соответственно, двух разных языках, культур и исто­рий. Ко всему этому был добавлен и хорошо контролируемый про­цесс разбавления коренного насе­ления. Со всех уголков СССР приво­зили сотни тысяч русскоговорящих, в то же время поощрялся отъезд коренных жителей в другие реги­оны империи. Молдавский язык, как его официально называли, пол­ный исковерканных русских выра­жений, использовался в основном на полях и на кухне. Румынский язык (неофициальный) держали на плаву представители нескольких поколений писателей и деятелей культуры, которым удалось про­вести бдительность режима.

Сознание принадлежности к румынству (снова в состоянии латентности) зародилось с началом горбачевской перестройки, когда, сначала более робко, а затем все настойчивее, бессарабцы начали заявлять о своем праве на неис­каженную историю, на румынский язык и латинскую графику, одним словом, праве на румынскую иден­тичность. Этот процесс националь­ного возрождения достиг своего пика в 1989 году, когда был принят закон о румынском языке и латинском алфавите. Тогда же был учреж­ден этот красивый и в некотором роде уникальный праздник румын­ского языка. Опасаясь, возможно, новых бедствий в истории страны, бессарабцы, собравшись сотнями тысяч в центре Кишинэу, в месте, которое позже будет называться Площадью Великого националь­ного собрания, настояли на зако­нодательном закреплении права на румынский язык.

Однако, уже традиционно, история не долго была благодуш­ной к местным жителям, потому что в 1994 году группа депутатов-аграриев включила в Конституцию синтагму «молдавский язык». Те, кто впоследствии правили страной: Лучинский, Воронин, Додон ‒ не жаловали румынский язык, румын­скую идентичность. Став частью особенно новых поколений с 90-х годов, ее, все же, уже нельзя было стереть из душ граждан Молдовы.

Будучи фаталистами, мы сокру­шаемся, что небеса не благово­лят нам на протяжении веков, и этим мы огорчаем Бога, кото­рый заботится о всех. Более того, мы должны верить, что он очень любит румын, если он поселил их в этих райских местах и дал им вели­колепный язык, способный пере­дать красоту этого края в мель­чайших деталях. Говорить на чистом румынском языке означает в то же время отдать дань уважения усилиям тысяч поколений, упорно трудившихся над его разветвле­нием, придавая ему новые краски. Красиво говорить на румынском языке ‒ значит придать силу род­никам этого удивительного края и смысл этому столетию и тем, кото­рые последуют. Будем верить, что румынский народ просуществует еще много тысячелетий, а румын­ский язык будет процветать вместе с ним.

В заключение можно добавить, что «нет другого более красивого языка».

 

Анатол МОРАРУ, писатель, ректор Бэлцкого педагогического колледжа им. Иона Крянгэ

  
Читайте нас в Facebook
Комментарии
0
Обсудить
Читайте также