31 октября 2020
Кишинэу
Без рубрики

Влад КАНЦЫР: Наши профсоюзники уполномочили нас ни за что не сдаваться

Loading
Без рубрики Влад КАНЦЫР: Наши профсоюзники уполномочили нас ни за что не сдаваться
Влад КАНЦЫР: Наши профсоюзники уполномочили нас ни за что не сдаваться

sindasp-dialog

 

В рядах Федерации Sindasp, которой уже 70 лет, на сегодняшний день приблизительно тридцатитысяч­ная армия работников. 70 лет это много, но, в то же время, очень мало в нынешнем контексте, утверж­дают лидеры профсоюза. На этот раз гостями нашей традиционной рубрики стали председатель Фе­дерации профсоюзов работников государственных учреждений Sindasp Влад Канцыр, председатель Криуленской профсоюзной ассоциации Григоре Савин, председатель профсоюзного комитета работни­ков центрального аппарата Таможенной службы Виталие Стратан, председатель Профсоюзной ассоци­ации Службы гражданского состояния Галина Кептя, ветеран Федерации Sindasp Элеонора Вережан и советник в этой же федерации Люба Платонов.

 

– Каково значение 70-летней годов­щины Sindasp?

 

Влад Канцыр: Говоря о 70 годах, появ­ляется ощущение состоявшейся организа­ции. Жизнь этой федерации можно разде­лить на два этапа. Первый – до завершения советского периода, и второй – после. В со­ветских условиях, функции профсоюза были чисто формальными, а вот после провозгла­шения независимости страны он вступил в новую эпоху.

В течение второго этапа Федерация Sindasp прошла через те же «водоворо­ты», что и все профсоюзное движение на­шей страны. И очень хорошо, что пусть и не­много поздно, но все же удалось объединить все профсоюзные силы. В этом отношении наша страна стала хорошим примером. Ведь профсоюзное движение должно быть спло­ченным и солидарным.

Федерация Sindasp сохранилась, но со скромными достижениями. Они очень не­значительны, потому что профсоюз в целом, и федерация в частности, должны идти в ногу со временем. Еще в 2012 году я говорил, что профсоюзы должны «запустить» новую волну, так как жизнь постоянно меняется и формы продвижения истинных профсоюз­ных ценностей должны были принять более четко очерченный контур.

К сожалению, в настоящее время наше профсоюзное движение оказалось под заву­алированными нападками, нацеленными на ее роспуск. И социальные партнеры заин­тересованы в том, чтобы мы были как мож­но слабее, менее информированными и ли­шенными инициативы. Отношение некото­рых работодателей к синдикализму просто ужасает. Они пускаются в различные спеку­ляции, которыми пытаются принизить роль профсоюзов.

Несмотря на это, Федерация Sindasp пытается бороться 

цивилизованным путем. Мы должны быть информированными, куль­турными, последовательными, бесстрашны­ми и даже дерзкими, применять любую до­пускаемую законодательными рамками фор­му борьбы для отстаивания интересов работ­ников.

Надеюсь, в будущем у нас все получит­ся, и мы сумеем перемениться. Я возлагаю большие надежды на профсоюзных лидеров всех уровней. В общем, могу сказать, что эти 70 лет означают для Федерации Sindasp много, но, в то же время, очень мало в ны­нешнем контексте.

Григоре Савин: 70 лет – это ощутимый и большой период, особенно отмечу послед­ние 25 лет. Одним из наших преимуществ яв­ляется то, что в большинстве своем и работо­датели стали членами профсоюза. В послед­нее время среди тех, кто приходит из полити­ческой среды, начиная от министров и пред­седателей районов, появилась тенденция вы­сказываться отрицательно по отношению к профсоюзам.

И в 1988-1989 гг. после некоторых проте­стов мы ощущали своего рода страх смешан­ный с уважением со стороны политических деятелей. Тогда они стали искать своеобраз­ный антидот против профсоюзов. Некото­рые руководители прибегли даже к роспуску отдельных профсоюзов в высших эшелонах.

Теперь уместно выступить с инициати­вой, которая, надеемся, найдет поддерж­ку в профсоюзной семье для создания «бое­вого ядра». И еще. В развитых странах, ког­да начинаются уличные манифестации, во главе идут лидеры и после них — остальные. Начнем таким образом мобилизовать чле­нов профсоюза, чтобы они шли не в палат­ки к политикам, а организовывали свои ла­геря борьбы по профессиональным, трудо­вым принципам.

Влад Канцыр: Профсоюзы существуют благодаря своим рядовым членам и лидерам на местах. Сегодня мы сталкиваемся с огром­ными и крайне важными вызовами, кото­рые некоторым членам профсоюза сложно понять. Федерация Sindasp состоит из цен­трального органа, структур территориально­го уровня, отраслевых ассоциаций и первич­ных организаций. Эта форма организации позволяет ей без труда информировать и мо­билизовать своих членов.

Люба Платонов: Прошедшие 70 лет – отличный повод для того, чтобы подвести итоги, сделать заключения и наметить но­вые цели. Поэтому в октябре-ноябре совет­ники Sindasp решили встретиться и пого­ворить о будущих задачах с рядовыми чле­нами первичных организаций. Мы встрети­лись с госслужащими свыше 50 примэрий районов Ниспорень, Хынчешть, Кантемир и Чимишлия.

Для более эффективного общения в этом году мы создали и страницу в социальной сети Facebook, мы проводим оперативный обмен информацией, идем в ногу с инфор­мационными технологиями. Электронная почта – инструмент оперативного общения со всеми председателями профсоюзных ас­социаций и членами совета.

Влад Канцыр: Сейчас сложилась ситуа­ция, когда мы должны кричать о проблемах, с которыми сталкиваемся. Профсоюзы уде­ляют особое внимание повышению уровня знаний профсоюзных лидеров, рядовых чле­нов. Но в нашей работе есть место и для про­тестов. Мы идем по сложному пути с огром­ными рисками для профсоюзного движения, поэтому нужно сделать так, чтобы нас виде­ли и слышали.

 

– Как бы вы охарактеризовали со­циальный диалог в публичном сек­торе, какие достижения содержат­ся в заключенных коллективных со­глашениях и договорах?

 

Влад Канцыр: Возьму на себя смелость заявить, что все, что называется в нашей стране социальным диалогом, часто не что иное, как формальность. Лучше обстоят дела на уровне территорий, районов, первичных организаций, где заключены коллективные трудовые договоры, а их содержание дей­ствительно идет на благо работникам.

Недавно Федерации Sindasp удалось продлить три национальных отраслевых со­глашения. Одно заключено с Министерством финансов, второе — с Министерством юсти­ции и третье – с Министерством труда, соци­альной зашиты и семьи. Эти три текста под­держивают образующий элемент коллектив­ных трудовых договоров, которые обязатель­ны к исполнению в правовом поле нашей страны. Необходимо добиться того, чтобы положения международных соглашений соб-людались и у нас, нужно помогать лидерам первичных организаций и ассоциаций за­ключать коллективные договоры, способные повысить качество трудовых отношений.

 

Мы уже пять лет

как входим

в Федерацию

Sindasp и чувствуем себя защищенными

 

Галина Кептя: Главное, чтобы наши проблемы были обозначены и услыша­ны. Уже пять лет как наша ассоциация вхо­дит в Федерацию Sindasp и мы рады, что наконец-то чувствуем себя защищенными. Ранее о том, что у нас есть проблемы, никто не слышал.

У нас есть коллективный трудовой дого­вор, и он содержит ряд положений, связан­ных с социальной защитой. Такого трудно добиться, многое зависит от работодателя, наш работодатель знает, с чем нам прихо­дится сталкиваться, и заботится о людях.

Когда зарплата низкая, работникам при­ходится тяжело. Несмотря на то, что в ре­зультате нашей деятельности в госбюджет ежегодно перечисляется более 50 млн леев, о нас никто не думает. Закон предусматривает жесткие ограничения в этом смысле.

Поэтому к нам чаще приходят молодые, у которых нет опыта работы и они не могут устроиться в другом месте. Мужчин мало, так как они бы не смогли с таким доходом содержать семьи, женщин больше, но и у них ведь тоже есть семьи и потребности.

 

– Какие тогда возможности для мо­тивации работников вы нашли?

 

Галина Кептя: Мы начали, исходя из того, что было. Может 150 леев и мало, но их хватает для транспортных расходов на рабо­ту и домой. Это все, что мы смогли сделать в соответствии с законом, чтобы как-то ком­пенсировать сотрудникам условия, в кото­рых они работают. Однако когда речь захо­дит о повышении заработной платы, есте­ственно, мы сталкиваемся с финансовыми ограничениями. Вместе с тем, несмотря на не очень широкие возможности, мы еще за­нимаемся благотворительностью, помогаем многодетным семьям, ветеранам-инвалидам труда. Стараемся взаимодействовать с ра­ботниками, убеждаем их, что профсоюз – не формальная организация, что он занимает­ся не только выделением материальной по­мощи, а способен внести гораздо более важ­ный вклад.

Влад Канцыр: В большинстве публич­ных учреждений работодатели уважают профсоюзное движение и людей в целом. И если профсоюз призван всемерно защи­щать людей, то в этих государственных струк­турах социальный диалог происходит. Вот почему большинство работодателей адекват­но относятся к профсоюзному движению.

 

– Кстати, какие изменения насчет оплаты труда госслужащих вы предлагаете в связи с осуществляе­мыми реформами?

 

Влад Канцыр: В целом оплата труда в нашей стране больше похожа на издеватель­ство. Закон о системе оплаты труда государ­ственных служащих – нечто призрачное. С 2012 года по 2016 год затягивалось приме­нение некоторых его положений, теперь же еще установили очень жесткие условия для оплаты труда, были введены определенные формы жесткой бюджетной экономии, выис­киваются разного рода пути повышения эф­фективности и реформирования.

Разумеется, реформы необходимы, осо­бенно в нынешних условиях. В отдельных учреждениях реформы проводятся для боль­шей эффективности. К примеру, в Таможен­ной службе, где директор четко изложил не­обходимость реформы и где она идет на бла­го персонала, профсоюз поддерживает та­кой подход. Зато мы никогда не согласим­ся с жесткими условиями нищенской опла­ты труда на фоне происходящих в обществе краж. Если в этом же контексте утвердят по­вышение пенсионного ценза или же необо­снованное изменение Трудового кодекса, то это будет означать, что мы согласны с пере­кладыванием последствий кражи на плечи работников национальной экономики.

Ясно одно. Государство способно опла­чивать труд своих граждан. Когда государ­ство руководствуется разумными экономи­ческими соображениями, тогда определен­ные меры можно понять. Если же уменьше­ние и без того нищенской зарплаты происхо­дит на фоне крупнейших краж, то это недо­пустимо.

 

– И тогда что же предлагает профсоюз для решения проблемы, которая сохраняется на протяже­нии многих лет?

 

Влад Канцыр: Профсоюз не должен со­глашаться с тем, что ему предлагают, а тре­бовать того, чего хотят люди. Работники не уполномочили нас идти на уступки в слу­чае мер, которые правительство предлагает в ущерб трудящимся. В таком случае нам не­обходимо взять, образно говоря, щит и меч, и потребовать качественного социального диа­лога на национальном уровне, а также над­лежащего подхода.

 

– Какие ожидания связывают чле­ны Федерации Sindasp с заработ­ной платой?

 

Влад Канцыр: Они ждут повышения зарплат. Как показали некоторые расчеты, заработная плата государственных служа­щих должна составить 18-20 тыс. леев в ме­сяц. В таком случае люди смогут позволить себе ту достойную жизнь, о которой столько говорится.

Вот почему нам необходимо проявлять настойчивость и решительность. Синдика­лизм предполагает не только дискуссии за столом переговоров. Если они не приводят к результатам, следует прибегать и к другим мерам, чтобы заявить о себе. Необходимо от­стаивать требования людей, ведь все участ­ники социального диалога пекутся только о гражданах, а они, что называется, изнемога­ют от голода.

 

– Вы говорите, что в Таможенной службе существует подлинный син­дикализм. Расскажите тогда, как с вами проконсультировались на­счет заявленной реформы?

 

Виталие Стратан: Раз каждая реорга­низация сопровождается определенными неприятными последствиями для работни­ков, да и для самого работодателя, целесообразнее обсуждать с людьми преследуемые цели и практические меры. Если людей про­информируют, они, возможно, даже одобрят запланированные меры. По крайней мере, они должны знать, что происходит.

С 2009 года и до настоящего времени мы пережили четыре реорганизации. Каждый раз приводились доводы, но в итоге остава­лось примерно то же число работников с той лишь разницей, что приводили других лю­дей.

Теперь поставлена четкая задача, и я рад, что требование насчет реорганизации тамо­женной службы сделано не ради галочки, а предполагает четкие задачи. При этом ста­вится и вопрос об изменении системы опла­ты труда личного состава Таможенной служ­бы. Мы очень активно обсуждаем эту тему, а руководитель ведомства на самом деле бо­рется за повышение зарплат. Надеемся, что до завершения процесса реорганизации удастся решить и проблему оплаты труда.

Если говорить о коррупции, то стоит от­метить, что эта тема обсуждалась на протя­жении многих лет, однако на самом деле ни­чего не было сделало – только проводились лекции, учебные мероприятия и семина­ры. В настоящее время чистая средняя зар­плата сотрудников таможенной системы со­ставляет порядка 3600 леев в месяц. Из всего личного состава только у 10-15% служащих есть доступ к наличным деньгам, вот поче­му обидно, когда «всех стригут под одну гре­бенку».

Никто не верит, что все удастся решить в одночасье. На это уйдут месяцы, а то и годы. Кстати говоря, следует изменить не только отношение тех, кто работает на границе, но и отношение всех граждан. Речь идет о зоне безопасности на границе, существуют опре­деленные правила и законы, которые долж­ны соблюдать все.

 

Влад Канцыр: К сожалению, коррупци­огенный элемент присутствует во всех сфе­рах социально-экономической жизни в на­шей стране. Зато государственные служа­щие полностью выполняют свои налоговые обязательства. У нас, по крайней мере, такое явление как незадекларированный труд не наблюдается.

Виноваты в коррупции не только сами граждане, раз они получают всего по 3000-4000 леев и им нечем кормить детей. Непро­думанная оплата труда довела людей до того, что они стали жить за счет коррупции. При­чем такую форму жизни продвигает само го­сударство в результате установленного уров­ня оплаты труда. В таких условиях тестиро­вание неподкупности следует начинать с са­мого президента страны и потом переходить на более низкие эшелоны.

 

– Какие альтернативные решения видите вы, раз существует намере­ние отменить льготные пенсии, ко­торые в определенной степени ком­пенсируют низкую зарплату?

 

Влад Канцыр: На самом последнем за­седании Исполнительного комитета Феде­рации Sindasp нас предупредили, что если госслужащих лишат пенсионных льгот и привилегий, тогда мы потерям более 30 тыс. членов профсоюза – целую армию. В таком случае не будет никакого смысла, чтобы фе­дерация оставалась в составе профсоюзной конфедерации.

Это очень серьезная проблема, и мы не мо­жем не считаться с мнением членов профсо­юза. Я рад, что руководство CNSM поддер­живает нас. В меньшей степени мы ощуща­ем поддержку со стороны некоторых пред­седателей федераций. Если будет нанесен этот удар, тогда ряды профсоюзников станут реже и последует цепная реакция, а это «аук­нется» для всего профсоюзного движения.

 

– Вы можете назвать наиболее зна­чимые традиции, которые укорени­лись в вашем профсоюзе на протя­жении 70 лет его деятельности?

 

Элеонора Вережан: Свою трудовую де­ятельность я начала где-то в 1971 году. Тог­да роль профсоюзов в переговорном процес­се была очень важна. При заключении кол­лективных трудовых договоров дискуссии с администрацией происходили на равных. С профсоюзами консультировались при разработке планов экономического разви­тия, в случае ликвидации рабочих мест. Нам были обеспечены условия труда, мы пользо­вались и льготами.

Со временем роль профсоюзов стали ума­лять. Теперь перед профсоюзами надо поста­вить следующую задачу: взаимодействовать с руководящими структурами государства, укреплять роль профсоюзов, трудовых кол­лективов и каждого работника.

Григоре Савин: В былые времена ру­ководство гарантировало роль профсоюзов, теперь же им приходится действовать само­стоятельно. Чаще всего профсоюзные лиде­ры отстаивают права и интересы работников перед работодателями. Порой дело доходит и до суда. Вместе с тем, необходимы также определенные изменения и перемены, опи­рающиеся на опыт стран, где царят нормаль­ные трудовые отношения.

 

  
По теме
Читайте нас в Facebook
Комментарии
0
Обсудить
Читайте также
HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com