25 октября 2020
Кишинэу
Без рубрики

Сотрудники силовых структур больше чем кто-либо нуждаются в защите профсоюзов

Loading
Без рубрики Сотрудники силовых структур больше чем кто-либо нуждаются в защите профсоюзов
Сотрудники силовых структур больше чем кто-либо нуждаются в защите профсоюзов

sindlex

 

Профсоюзы работников силовых структур относятся к числу самых молодых в стране. Они были образованы сравнительно недавно ввиду того, что устав соответствующих ведомств до недавних пор не разрешал их ра­ботникам объединяться в какие-либо организации. В конечном счете, благодаря настойчивости группы энту­зиастов, которые не остались равнодушными к проблемам сотрудников данной сферы, удалось создать Феде­рацию профсоюзов Молдовы «SINDLEX». Проблемы и успехи этой федерации мы обсудили на днях с гостя­ми Дискуссионного клуба, а именно с генеральным секретарем Федерации профсоюзов Молдовы «SINDLEX», генеральным секретарем Профсоюза «Demnitate», председателем Женской организации Федерации и вице-председателем Женского совета CNSM Анжелой Отян, председателем Профсоюзной ассоциации «Frontiera» Департамента пограничной полиции Василием Бынзарь и заместителем начальника Управления гражданской защиты, председателем Профсоюзной ассоциации «Salvatorul» Виталием Мутафом.

 

— Федерация, которую вы представ­ляете, относится к числу наиболее молодых. Почему возникла необходи­мость в таком профсоюзе, раз зако­нодательство защищает сотрудни­ков силовых органов?

 

Анжела Отян: В советское время в ор­ганах, которые занимались общественным порядком и обеспечением безопасности, не могли создаваться профсоюзы, посколь­ку приказ остается приказом, он исполняет­ся, а не обсуждается. В 1995 году альтруист Михаил Лашку инициировал в Министерс­тве внутренних дел профсоюзное движе­ние. Именно тогда появился первый проф-союз работников в погонах – Профсою-зов сотрудников полиции МВД. Затем гос­подин Лашку занялся другой деятельнос­тью, а в 2010 году он возродил деятель­ность профсоюза «Demnitate». Необходи­мость в этом возникла, главным образом, после апрельских событий 2009 года, ког­да полицейские подверглись профессио­нальному риску и, к тому же, оказались в невыгодном свете в глазах общества. По­лицейские исполняли свои служебные обя­занности, поддерживая общественный по­рядок, однако их имидж пострадал. Тогда многие сотрудники полиции не были со­гласны со сложившимся положением, они призвали господина Лашку реанимировать профсоюзное движение и защитить трудо­вые права полицейских. Таким образом, в 2010 году возродился профсоюз, который получил новое имя — «Demnitate». В 2012 году была создана Федерация профсоюзов Молдовы путем объединения двух профсо­юзов: Профсоюза «Demnitate», в который входили только служащие с особым стату­сом, то есть имеющие звания, и Профсою­за «SindMAI», в который входили сотруд­ники, работающие на контрактной осно­ве, вольнонаемные сотрудники МВД. Затем мы сочли необходимым преумножить свои силы, поэтому провели переговоры с Пог­раничной полицией и со Службой граж­данской защиты и чрезвычайных ситуа­ций МВД. Где существуют сплоченность и сила, там проще добиваться результатов в деле защиты прав работников. Мы настоя­ли на сплочении профсоюзных сил в рам­ках такого крупного ведомства как МВД, а именно на объединении всех профсоюзов. В настоящее время мы являемся практи­чески единственной федерацией профсо­юзов Молдовы в рамках МВД, а наши со­циальные партнеры – министр внутрен­них дел, руководители деконцентрирован­ных служб, как то Генеральный инспекторат полиции, Департамент пограничной поли­ции, Служба гражданской защиты и чрез­вычайных ситуаций, Государственное пред­приятие «Служба охраны МВД».

 

Василе Бынзарь: До 2012 года мы были самостоятельной и военизированной струк­турой. Люди довольно скептически относи­лись к идее создания профсоюза. Мы час­то проводили встречи с коллегами из Ру­мынии и европейских стран, все говорили нам, что профсоюз служит на благо работ­ников, особенно тех, у кого есть статус во­енных. Мне выпала возможность принять участие в заседании Профсоюза погранич­ной полиции в Бухаресте. Я ознакомился с их опытом, и мы обратились к господину Лашку с предложением создать Профсоюз пограничной полиции. В настоящее время в нашем профсоюзе состоят 1134 человека. Наши ряды становятся все шире, ведь люди с каждым днем убеждаются в том, что мы защищаем их права в отношениях с рабо­тодателем.

 

Анжела Отян: В Коллективном соглаше­нии, подписанном с руководством Минис­терства внутренних дел, в трудовых догово­рах, подписанных с руководителями депар­таментов и служб, существует 

глава, в ко­торой обозначено наше право принимать участие в служебных расследованиях в ка­честве наблюдателей. Таким образом, у нас есть возможность оценить, с юридической точки зрения, как проводится служебное расследование, выяснить, виновен ли со­трудник или нет. Это несколько «умеряет» недоброжелательное отношение проверя­ющих к провинившимся. Мы всегда при­держиваемся следующей позиции: наказы­вают не человека, а за проступок. Разуме­ется, число санкций снижается.

 

Виталие Мутаф: У нас такие же пробле­мы, как у профсоюза пограничных служб или у профсоюза полицейских. Члены на­шего профсоюза не только служащие в по­гонах, это и люди с теми же проблемами. Специфика нашей работы такова, что иног­да нашим сотрудникам приходится тру­диться и круглые сутки, как и полицейс­ким. Наши работники попадают в различ­ные трудные ситуации, порой связанные со стрессом, наносится урон их здоровью. И в таком случае вмешивается профсоюз, ко­торый должен поддержать их. Порой юри­дическая и социальная помощь запаздыва­ет, но профсоюзы действуют быстро. Люди увидели в профсоюзах положительный пример, связанный с предоставлением ма­териальной помощи, организацией отды­ха, оказанием юридической поддержки. С другой стороны, мы объяснили работни­кам, что профсоюзы – не ширма и не щит для недисциплинированных, ведь у нас ца­рит военная дисциплина, где начальник от­дает приказы, а подчиненные обязаны их выполнять. Вместе с тем, мы стараемся ре­шать конфликты, учитывая логику вещей, конкретную ситуацию. Порядка 30% из бо­лее 2000 сотрудников состоят в профсо­юзе, однако среди нашего персонала на­блюдается тенденция к росту числа членов профсоюза.

 

— Как складываются отношения меж­ду вами и профильным министерс­твом?

 

Анжела Отян: Не будь в самом начале нашего лидера, в Министерстве внутрен­них дел никогда бы не появился профсо­юз. Вначале руководство очень сдержа­но отнеслось к профсоюзному движению. Начальство усматривало в этой инициати­ве больше угроз, чем ожидаемой пользы. На военной службе существует подчине­ние только по вертикали. Мы же выдвига­ем социально-экономические требования. В самом начале в профсоюзе видели вра­га начальства. Мы приложили усилия и нам удалось, в конечном счете, наладить взаи­модействие. На сегодняшний день нас свя­зывают эффективное сотрудничество, конс­труктивный диалог, партнерство, основан­ное на уважении и доверии.

 

— В ваших подразделениях работа со­пряжена со стрессом и даже с опас­ностью. Что предпринимается для того, чтобы помочь персоналу оста­ваться в форме и справляться с пси­хоэмоциональным напряжением?

 

Анжела Отян: В Коллективном согла­шении и Коллективном трудовом договоре нам удалось закрепить положение о том, что сотрудникам, состоящим в профсоюзе, за психоэмоциональное напряжение пре­доставляется дополнительный отпуск про­должительностью семь дней. Речь идет о Генеральном инспекторате полиции, Пог­раничной полиции, но к спасателям это не относится. Когда проходили переговоры по договору, нам не удалось включить в него пункт о предоставлении такого отпуска и спасателям. Однако в наши планы на ны­нешний год входят и переговоры по этому вопросу.

Работа спасателей на самом деле специ­фическая. В случае пожарного, участвовав­шего в тушении пожара, в котором погиб­ли люди, психоэмоциональное напряже­ние просто огромное.

 

Виталие Мутаф: Несколько лет тому на­зад у нас создали службу психологической поддержки, которая оказывает помощь как служащим подразделения, так и тем, кто пострадал в результате чрезвычайных ситу­аций. Существуют различные обстоятельс­тва. К примеру, даже когда в пожаре поги­бают животные, это тоже затрагивает спа­сателей, а нам следует обеспечить, что­бы они действовали надлежащим образом независимо от обстоятельств. Разумеется, они постоянно подвергаются стрессу, поэ­тому помощь психолога необходима. В от­личие от других стран у нас не существует мобильных пунктов психологической под-держки, нет специфических средств для оказания помощи сотрудникам, которые работают в экстремальных условиях, у нас служба психологической помощи находит­ся еще на этапе становления. Ситуации бы­вают разные, буквально на днях один из на­ших коллег «наглотался» двуокиси углерода и его пришлось доставить в больницу.

 

— Есть ли связь между размером зарплат и уровнем коррупции?

 

Василе Бынзарь: Статистика не гово­рит, что самыми коррумпированными яв­ляются сотрудники Пограничной полиции. В настоящее время зарплаты у нас не са­мые высокие по экономике. Безусловно, хотелось бы, чтобы они были выше. Профсоюзы участвуют в переговорах по воп­росам, связанным с повышением опла­ты труда. Например, в 2016 году Профсо­юз «Demnitate» и Профсоюз Пограничной полиции «Frontiera» активно вмешались, в результате чего приказом министра были устранены определенные недостатки в фи­нансовом плане.

 

Анжела Отян: Оплата военнослужащих занимает отдельное место в оплате труда бюджетников. Зарплата служащего с осо­бым статусом состоит из основного окла­да, а также ряда дополнительных надбавок и доплат. Когда человек находился в ме­дицинском отпуске, то НКСС рассматрива­ла его также как и других гражданских ра­ботников и не выплачивала ежемесячную зарплату целиком. Была предпринята не­правомерная попытка внедрить эту прак­тику и в наших службах. В полиции зарпла­ты составляют в среднем 4500-5000 леев. Но если учесть профессиональный риск и время пребывания на службе, то на са­мом деле это очень невысокая оплата тру­да. Военнослужащим запрещено осущест­влять иную деятельность, кроме учебной. Так что зарплата должна быть стимули­ру-ющей. Мы обращались к премьер-ми­нистру и в Министерство финансов с про­сьбой установить средний уровень зарплат полицейских в районе 7-8 тысяч леев. Тог­да министр Александру Жиздан выдвинул даже более выгодные предложения, кото­рые пока находятся на этапе определения финансовых ресурсов. Он предлагал уста­новить зарплату полицейского начиная с 10 тысяч леев. Мы, профсоюзы, поддержи­ваем эту инициативу, однако выступаем против дифференциации зарплат. Сейчас говорят о некоторых категориях полицей­ских из ГИП, которые будут получать льгот­ные зарплаты с доплатами за счет приме­ненных ими штрафов. В эту категорию под­падают только констатируюшие субъек­ты, что, на наш взгляд, неправильно. Ос­тальные могут почувствовать себя диск­риминированными. Председатель федера­ции Михаил Лашку был на встрече с ми­нистром, обсудил данный вопрос и похо­же сумел убедить его принять рациональ­ное решение. Повышение зарплат долж­но касаться всех категорий, в соответствии с должностными обязанностями. Михаил Лашку входит в состав Правительственной рабочей группы по разработке новых ра­мок оплаты труда бюджетников. Мы попы­таемся сделать все возможное, чтобы уро­вень оплаты труда работников МВД был на благо работникам.

Премьерой стало и выдвинутое профсо­юзами требование оплатить сверхурочно отработанное время. Вы не представляете, какие нам чинили препятствия. Но теперь все сверхурочные часы, указанные в табе­ле, оплачиваются. Однако в этой области еще есть над чем работать.

 

— Работники силовых структур должны обеспечиваться жильем в льготном порядке. Министр внут­ренних дел публично заявил, что на­шел решение этой проблеме. Как она решается?

 

Анжела Отян: В МВД в разработке нахо­дится дорогой сердцу г-на министра проект, который не понаслышке знаком с жизнью и заботами молодого полицейского, сталки­вающегося в начале профессиональной ка­рьеры со множеством испытаний, связан­ных с достойной зарплатой, жильем и др. Сейчас идет работа по документированию участка и поиску инвесторов. Речь идет о публично-частном партнерстве. Но даже строительство нескольких жилых домов не решит целиком проблему жилья для поли­цейских. Как правило, личный состав поли­ции состоит из граждан, которые пришли на учебу из сельских населенных пунктов. Большинство снимают жилье. Когда они создают семьи, появляются дети, то их си­туация действительно становится незавид­ной. Приходя на работу в подавленном со­стоянии и постоянно думая о том, как ре­шить свои бытовые проблемы, начинаешь понимать, с этим нужно что-то делать. Ру­ководство МВД пытается справиться с ситу­ацией, но все мы знаем нашу действитель­ность. МВД, возможно, было одним из не­многих министерств, которое располагало служебным жильем. Но в свое время оно было сдано работникам, которые привати­зировали свои квартиры и теперь служеб­ное жилье просто не существует. На данный момент у нас практически ничего нет. Ини­циатива министра хорошая, но она покро­ет менее одного процента потребностей. В сельских населенных пунктах жилье най­ти легче. Если участковый приходит в ка­кое-то село, то у примэрии есть возмож­ность предоставить ему либо финансовую помощь на покупку дома, либо обеспечить его жилплощадью. Все зависит от того, кто стоит у руля местных органов власти.

 

Виталие Мутаф: Аналогичная ситуа­ция сложилась и у спасателей. 20 лет назад были выданы последние служебные квар­тиры. Теперь каждый решает свою пробле­му, как может. Из-за существующих 20 лет назад социально-экономических гарантий, такие возможности канули в лету, поэто­му у нас и наблюдается высокая текучесть кадров. Особенно после того, когда наши граждане получили возможность выезжать в европейские страны. Многие пытают­ся не уходить с работы навсегда, берут от­пуск за свой счет и уезжают за рубеж, что­бы заработать денег, а затем возвращают­ся и продолжают работу. Мы обязаны как-то стимулировать тех, кто остается. В насто­ящее время у наших сотрудников даже нет права на бесплатный проезд в обществен­ном транспорте. Люди удивленно смотрят на меня, одетого в униформу, когда я протя­гиваю два лея кондуктору за проезд в трол­лейбусе. Казалось бы, что это незначитель­ная проблема, но вкупе все эти недостатки оказывают отрицательное эмоциональное воздействие на спасателей.

 

— В какой мере, на ваш взгляд, миг­рация оказала воздействие на обще­ство в целом?

 

Анжела Отян: Нас, полицейских, трево­жит неконтролируемая миграция граждан Республики Молдова. Особенно тот факт, что преимущественно уезжают женщины, распадаются семьи, дети не получают хо­рошего образования, зачастую они оста­ются вообще без надзора. Все последствия миграции со временем еще дадут о себе знать. Воспитанные без материнской люб­ви и ласки дети в свою очередь ответят той же монетой. Мы, как полицейские, отмеча­ем рост детской преступности. Дети без ро­дителей не чувствуют себя в безопасности, так как их родители работают за рубежом, а они под чужим присмотром. Я думаю, ни­какие деньги не смогут покрыть и решить те проблемы, которые впоследствии ощу­тит на себе наше общество и эти семьи.

 

— Какие у вас планы на будущее и как вы намерены их реализовывать?

 

Виталие Мутаф: Наша основная цель – привлечение новых членов профсоюза. Только будучи многочисленной организа­цией, мы станем сильными, сможем эффек­тивно защитить права работников и заста­вить себя услышать.

 

Анжела Отян: Основная задача феде­рации – суметь защитить права наших чле­нов профсоюза. Этот год будет посвящен подготовке и обучению профсоюзных ли­деров, чтобы они могли консолидировать профсоюзное движение и контролировать выполнение положений Коллективного со­глашения и Коллективного трудового дого­вора. Все наши профсоюзные лидеры мо­лодые. Их нужно обучить, подготовить. Многие руководители структур, где дейс­твуют профсоюзы, воспринимают профсо­юзное движение, как что-то связанное с наведением порядка и пока не понимают, что профсоюз нацелен, прежде всего, на консолидацию коллектива, на защиту прав работников и др.

Есть у нас достижения и в международ­ном плане. Мы полноправные члены Евро­пейского профсоюза полицейских. В фев­рале мы намерены принять участие в Конг­рессе полицейских в Берлине. В нашей фе­дерации есть правило: начальник выдви­гает идею, а мы, все остальные, пытаемся ее развить. Это называется командной ра­ботой. Наша основная задача – призвать в наши ряды как можно больше единомыш­ленников. Также мы состоим в рабочей группе по разработке новых рамок оплаты труда бюджетников. Мы попробуем сделать все возможное, чтобы зарплаты полицейс­ких стали гораздо привлекательнее для на­ших сотрудников. Остальные намеченные планы связаны непосредственно с профсо­юзной работой: обеспечить людей путев­ками для отдыха, попытаться объединить их и мобилизовать спортивными и други­ми мероприятиями, подготовить профсо­юзных лидеров, чтобы они смогли дать от­пор тем беззакониям, которые порой тво­рят некоторые начальники. Ну а на высшем уровне – наладить взаимодействие со все­ми силами, со всеми отраслевыми федера­циями, с тем, чтобы профсоюзное движе­ние Молдовы приобрело серьезные масш­табы и нас перестали обвинять в том, что мы работаем только в наших интересах.

 

  
По теме
Читайте нас в Facebook
Комментарии
0
Обсудить
Читайте также
HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com